Проект реализован при поддержке Фонда Прохорова
современное искусство в общественных пространствах
10.11.2011. "У меня нет правил", - новый куратор парка Хай-Лайн Сесилия Алемани рассказывает о своих планах относительно искусства в парке Челси

К списку публикаций

Авторы: Julia Halperin

Нью-Йоркский парк Хай-Лайн (High Line) ожидает значительное преображение. Работы по трансформации железнодорожных путей в парк были завершены в 2009 году. С момента открытия парк принял миллионы посетителей, а также множество специально созданных для его пространства инсталляций таких художников как Сара Зе (Sarah Sze), Спенсер Финч (Spencer Finch) и Даррен Алмонд (Darren Almond). И недавно куратор Сесилия Алемани (Cecilia Alemani) была назначена директором финансируемой частными инвесторами арт программы для парка. На данном посту она заменит Лорен Росс (Lauren Ross), ставшую в июне куратором современного искусства в Музее Филбрук в городе Тулса. Учитывая недавнее объявление о том, что председатель Expedia Барри Диллер (Barry Diller) и его жена, дизайнер Диана фон Фюрстенберг (Diane von Furstenberg), пожертвуют 20 миллионов долларов на развитие парка Хай-Лайн – крупнейшая в истории города сумма, переданная парку, - финансирование строительства последней секции парка можно считать полностью обеспеченным. Но каким же станет образ парка под руководством нового куратора и писательницы, живущей и работающей в Нью-Йорке и Милане?

Алемани, руководившая экспериментальным годовым проектом Элизабет Ди в Нью-Йорке - X Initiative и выступившая организатором выставок Ханса Хааке (Hans Haacke), Райана Трекартина (Ryan Trecartin) и Карен Ситтер (Karen Cytter), всегда была большой поклонницей интерактивности. Для закрывающей выставки проекта X Initiative Алемани организовала мероприятие, называвшееся «Принеси свое искусство» (“Bring Your Own Art”), где любой желающий мог принести свои работы и разместить их в галереях на 24 часа. Находящаяся теперь за пределами своей комфортной зоны – пространства галерей - Алемани рассказала ARTINFO о том, что зрители могут ожидать от обновленного и улучшенного Хай-Лайн.

Каковы Ваши планы относительно искусства в парке?

Пока у меня нет никаких правил. Мне бы хотелось оставить пространство насколько возможно открытым. Я хочу устраивать больше краткосрочных и даже однодневных мероприятий. Я бы хотела сделать Хай-Лайн не только местом для долгосрочных инсталляций и проектов, но и местом постоянного сбора людей, чтобы они знали, что, например, каждый понедельник там проходят показы фильмов. Моим первым проектом станет следующая презентация для биллборда на пересечении 10й Авеню и 18й улицы. Этот биллборд привлекает внимание многих художников из-за своего необычного месторасположения и кинематографического формата. В настоящий момент там представлена картина Даррена Алмонда. Но я собираюсь начать работу над серией фильмов и видеопроекций.

Что же войдет в данную серию?

Хай-Лайн уже показывает некоторые фильмы как часть своей программы, но я хочу сделать более постоянную инсталляцию, чтобы видео показывались каждый день. Мы бы хотели проецировать видео на близстоящие здания, особенно те, что расположены во второй секции Хай-Лайн, но для этого нам нужно разрешение. Каждый раз, когда проект подразумевает сотрудничество с владельцами частной собственности, на него требуется больше времени и переговоров. Другой важной для меня вещью является увеличение количества перформансов и прочих мероприятий. Я просто чувствую, что Хай-Лайн – идеальное место для краткосрочных мероприятий, например, танцевальных или музыкальных. Я думаю, это будет первым, что мы сделаем весной, сейчас уже становится слишком холодно. В течение двух месяцев парк покрыт метровым слоем снега. Конечно, я мечтаю о том, чтобы пригласить художника и сделать что-нибудь фантастичное во время снегопада. Вероятно, мы попробуем сделать что-нибудь зимой, но скорее всего, перформансы начнутся не раньше марта или апреля.

У Вас есть опыт кураторства различных арт событий в разных пространствах. Вы были куратором Performa 11, со-куратором секции Frame на ярмарке Frieze в этом году и управляли экспериментальным некоммерческим проектом X-Initiative. Каким образом такой профильный опыт отразиться на Вашей работе в Хай-Лайн?

Честно говоря, это и есть самый большой вызов – говорить и обращаться к совершенно другой публике. Я всегда концентрировалась на арт-институциях и аудитории, непосредственно связанной с искусством. Хай-Лайн представляет собой практически полную тому противоположность. Даже несмотря на то, что он расположен в районе Челси, я думаю, что более 80 % публики не имеют никакого профессионального отношения к искусству. И мне это очень интересно; это своего рода вызов, как с профессиональной, так и с личной точки зрения, и еще это очень увлекательно. За 2 года Хай-Лайн посетило 6 миллионов человек. Таким числом посетителей могут похвастать лишь единицы арт-институций во всем мире. Огромное количество публики, и открытое публичное пространство. Мне нравится, что это парк, свободная зона. Мне любопытно смотреть, что получается, когда помещаешь произведение искусства в такое пространство. Конечно, в Нью-Йорке множество потрясающих арт программ, но Хай-Лайн – место особенное; мне интересно наблюдать за реакцией людей, когда они становятся случайными зрителями перформанса в парке.

Какой вид искусства не подходит для парка Хай-Лайн?

Существует много физических ограничений. В Хай-Лайн нельзя разместить 10 скульптур. Структура относительная хрупкая, и по ней ежедневно проходит около 15000 человек. Приоритет должен быть так же отдан растительности, ведь прежде всего это парк. Мне очень интересна возможность задействовать здания, расположенные по соседству с Хай-Лайн, а так же под ним, что в какой-то мере уже было осуществлено в других проектах. Мне нравится, что вокруг есть темные, мертвые места, которые очень интересны и являются противовесом красоте парка. И, конечно же, мне всегда нужно помнить о том, что это публичное пространство, соответственно, существуют определенные ограничения и по содержанию. Я думаю, находясь в Челси, где можно найти одни их лучших произведений современного искусства буквально через квартал, было бы интересно создать иные формы диалога, более широкие и открытые публике, которые выступили бы своего рода предисловием к галереям.

Есть ли какой-то тип произведений искусства или конкретные способы его представления, которые, на Ваш взгляд, отсутствуют в Челси и которые Вы могли бы представить публике в Хай-Лайн?

Может это не столько касается непосредственно способа представления. Перформанс очень для меня важен. У нас по соседству есть организации, устраивающие подобные мероприятия, например, Kitchen, но их, мне кажется, всегда недостаточно. Мне интересны интерактивные работы, рассматривающие, что же это значит – находиться в публичном пространстве.

Каким работам будет уделяться больше внимания, начинающих или уже известных художников?

Должна быть определенная пропорция между работами начинающих и уже состоявшихся художников. Мне так же всегда нравилось работать с забытыми художниками. Ставить перед ними новые, сложные задачи, а что может послужить в такой роли лучше, чем возможность обратиться к шестимиллионной аудитории. Хай-Лайн сможет предложить нечто новое даже уже состоявшимся и признанным художникам. Мы продолжим работать с заказами, что делала моя коллега до меня. Вероятно, пять или шесть крупных заказов в год, все новые работы.

Какой, на Ваш взгляд, должна быть хорошая паблик-арт работа?

Она должна обращаться к очень широкой аудитории. Я считаю, что лучшие произведения по-настоящему открыты совершенно разной публике – людям, понимающим работу на более глубоком уровне, а также широкой публике, знакомой с историей искусства в меньшей степени. Лучшие паблик-арт работы всегда многослойны по смыслу и средствам коммуникаций.

У Вас есть любимая паблик-арт работа?

Не уверена в том, что это лишь одна работа. Я всегда смотрю по сторонам и слежу за новостями, в частности я слежу за Лондонской организацией Artangel. Мне также нравится, не знаю официального имени, постамент на Трафальгарской площади в Лондоне, неоклассический по стилю, на котором выставляются различные работы современных художников. Мне нравится этот диалог между историей и самим понятием культуры, размещенным на пьедестале, а также то, что это место встречи художественного сообщества.

Ранее Вы упомянули видеопроекции и инсталляции на близлежащих зданиях. Представит ли это сложности с точки зрения логистики?

Все в Хай-Лайн может быть достаточно трудным для осуществления, но нам нужно будет согласовывать это с городскими властями, потому что в любом случае Хай-Лайн принадлежит городу. Даже если бы в идеале нам удалось самостоятельно установить работу, нам все равно нужно бы было разрешение города. С частной собственностью все, по большому счету, сводится к хождению от двери к двери с просьбой к собственниками. Я постоянно учусь. У нас есть набросок, на котором отмечено, какие соседи готовы сотрудничать, а какие не очень настроены на это. Это занимает достаточно продолжительное время, но мы это учитываем. Поэтому мы уже вступили в контакт с художниками насчет следующего лета.

ARTINFO (оригинал интервью на английском языке)

КОММЕНТАРИИ:

Оставить новый комментарий >>

Имя

Комментарий

Проверка автоматического комментирования

отправить>>

поиск

искать>>

Расширенный поиск>>

классика жанра

Две доски (Les Deux Plateaux)

«Две доски» - самая известная инсталляция французского художника-концептуалиста Даниэля Бурена, установленная в 1986 г. в парадном дворе дворца Пале-Рояль в Париже >>



©ГЦСИ, Нижний Новгород
©Артинфо /разработка сайта/
©А.Великанов /дизайн/